Газета "Факты и комментарии" № 102 (4320) О трагедии, жертвами которой стали по меньшей

Колоссальный пожар на нефтебазе под Васильковом обернулся утром девятого июня серией мощных взрывов, унесших жизни четырех человек — трех пожарных и рабочего. Десять пострадавших с ожогами доставлены в больницы. Без вести пропал работник пожарного поезда «Укрзалізниці". Об этой трагедии «ФАКТАМ» рассказали чудом выжившие во время взрывов пожарные.

— Когда на нефтебазе под Васильковом рванула одна из цистерн с горючим, я находился в нескольких десятках метров от пожарных, погибших в результате этого взрыва. — говорит начальник государственной пожарно-спасательной части № 15 Киева майор Сергей Отроха. — Это произошло приблизительно в восемь утра. Перед этим мы с ними всю ночь работали совсем близко от полыхавших резервуаров — охлаждали мощными струями воды те емкости с топливом, на которые тогда еще не перекинулся пожар, чтобы они не воспламенились. Получилось, незадолго до взрыва я отошел от коллег к одной из соседних цистерн и вместе с другим офицером начал охлаждать ее из пожарного ствола. Затем стал сворачивать рукав, и в это время произошел неимоверной силы взрыв. Я как раз находился возле ворот. Все, кто мог, помчались прочь.

Взрывной волной снесло металлическое строение возле цистерн. Взметнулись высоченные языки пламени, произошла разгерметизация емкостей, из них полилось топливо, огонь стал мгновенно распространяться по территории. В центре этого пылающего ада находились парни, вместе с которыми я бок о бок боролся с пожаром всю ночь.

Примерно через минуту из клубов дыма вышел один из них — мой подчиненный 23-летний младший сержант Виктор Нечаенко. Он сильно обгорел, хорошо хоть, прикрыл руками глаза и благодаря этому сохранил зрение. А вот ладони у него серьезно пострадали. Возле въезда на нефтебазу стояла «скорая», так что мы сразу передали парня в руки врачей, и его доставили в Васильковскую центральную райбольницу. Вскоре раздалось еще несколько взрывов… Сколько, я уже не считал.

Посмотрите, что произошло с нашей пожарной машиной, — майор показал на стоящий во дворе части автомобиль, — от жара пластиковые «маячки» на кабине расплавились, краска на бортах потрескалась. И это при том, что автомобиль находился за забором нефтебазы. Кстати, своего самого молодого 19-летнего бойца я старался держать возле этой машины — в относительно безопасном месте. Поручал ему сматывать рукава — лишь бы он находился подальше от емкостей с топливом. Сразу после первого взрыва старший водитель вскочил в этот автомобиль и вывел его из зоны поражения. А часть задействованных в тушении пожара машин тогда сгорела.

Серия взрывов заставила уцелевших пожарных отступить. Я отошел с теми, кто направился по дороге, ведущей в строну села Крячки (большинство же ушли к Одесской трассе). Собравшись возле кладбища, мы первым делом стали выяснять, кто есть, созваниваться с основной группой. В результате недосчитались двоих: младшего сержанта нашей части Антона Басовского (ему 24 года) и моего давнего товарища 31-летнего капитана Андрея Тарасенко. Затем узнал, что не хватает еще одного коллеги из Киевской области, с которым я не был знаком (заместителя начальника аварийно-спасательного спецотряда города Белая Церковь майора Максима Глазкова. — Авт. ). Мы надеялись, что этим людям все же удалось спастись, но из-за шока, поломки раций, потери сознания или по каким-то другим причинам они не дают о себе знать.